» » Пожар, стирающий следы (Часть 2)
12:16 Понедельник 0 0
2-04-2018, 12:16

Пожар, стирающий следы (Часть 2)

россиянам надо готовить лопаты, тесто для блинов и прочие нужные вещи

Пожар, стирающий следы (Часть 2)
Пожар, стирающий следы (Часть 2)


Все эти неприятности можно было избежать, если объект сдан в срок или на день раньше.

Но Кафка уже так оттянулся на совке, что сдача объекта формализовалась именно подписанным актом. Если в этой бумажке стояли все подписи, то все было нормально.

По всем отчетам объект уже вводился в эксплуатацию и всем было хорошо. Но дело в том, что таких случаев, когда все было сделано качественно и в срок – не было в принципе. Всегда находилось множество недоделок или ошибок монтажа, что обнаруживалось уже в процессе приемки объекта.

Заказчик не всегда мог найти недочеты, ибо часто строились уникальные производства или там использовались новые технологии. Только проектант мог оценить, насколько объект соответствует тому, что они запроектировали. Поэтому на место выезжал тот самый ГИП, технолог и конструктор. Эта троица была способна найти пусть и не все, но большинство недочетов, допущенных строителями.

И вот тут начиналась борьба за подписи. Проектантов поили, кормили, привозили им барышень с «заниженной социальной ответственностью» и делали ценные подарки, в виде различных ништяков, специально изысканных для такого случая.

Нередко комиссары после такой сдачи объекта приезжали на собственном авто (что было неслыханной роскошью) или с другими богатствами типа «румынской стенки».

То есть, забота подрядчика была спихнуть объект во что бы то ни стало, дать клятвы проектантам, что после их подписи они тщательно устранят все недостатки и все такое. Проектанты же «ломались» как можно дольше, ибо процесс уговаривания будет происходить где-то на специально отведенной даче, где будет все, от дорогих коньяков до осетровой икры.

Но вот уже примерно ко второй половине восьмидесятых, когда поездка проектантов осталась только одна, в самом конце, все уже понимали, что ходить по объекту и вынюхивать недостатки – напрасная трата времени.

Подрядчик сразу брал быка за рога и переходил к обхаживанию проектантов. «Прелюдия» оставалась за бортом и сразу ехали на дачу.

Именно такой случай и рассказал подвыпивший ГИП. Объект был расположен где-то в Сибири. Где – уже не помню, но аж за Новосибирском.

Как всегда, в совке, летели через Москву. На месте – встретили представители подрядчика. Черная «Волга» и прочие непременные атрибуты «правильной встречи» были налицо, а потому было решено сразу ехать на место ведения «переговоров».

Встреча мгновенно переросла в бурную пьянку со всеми вытекающими последствиями, песнями, стриптизом и прочими ништяками. Через пару дней, когда печень уже настойчиво требовала «Боржом», случился акт возвращения в реальность и разговор уже пошел о конкретных вещах.

В общем, был найден взаимоприемлемый объем «уважения», который подрядчик и вручил проектанту, после чего были поставлены подписи на акте и эпопея подошла к логическому концу. Осталось принять «на посошок» и поездка в аэропорт к самолету.

Но рассказчик, возглавлявший делегацию проектантов, попросил перед отъездом просто проехаться на объект и из окна автомобиля глянуть на него, чтобы хоть было что рассказать дома.

Возникла немая сцена, после чего руководитель организации подрядчика вызвался лично сопровождать нашего героя. Они сели в «Волгу» и поехали за город. Когда городская застройка осталась за спиной, подрядчик предложил остановиться, выйти и перекурить.

В общем, они вышли, постояли, покурили и разговор сам собой вышел на тему ближайшего будущего. Заказчик сказал, что все идет к неминуемой катастрофе и до конца осталось два, максимум – три года. Проектант тоже ощущал нечто подобное, ибо и тот, и другой были грамотными и опытными людьми.

Им не надо было знать никаких придворных тонкостей, чтобы понимать подобные вещи. В общем, у них оказалось полное совпадение по оценке ближайших перспектив.

И тогда ГИП понял, к чему все это. Он кивнул на пустырь за обочиной и спросил: «Завод?», подрядчик выбросил сигарету, кивнул и они уехали оттуда. Никто и ничего не строил, все было распродано под «ноль». Причем, это сделал не подрядчик самолично.

Надо заметить, что объект был наполовину военного назначения, что-то там связанное то ли с химией, то ли с микробиологией. Так что о поле, вместо завода, знали все по команде вверх и ГИПу просто не стоило там умничать вообще, а с ним обошлись очень уважительно, хотя могли бы все решить с телефона.

Это он понял, когда они ехали назад и не рассказал об этом ни своим коллегам, ни домашним. А решился эту тему осветить только под шафе и то, лет через десять после событий и рассказ был о стране, которая умерла.

Главный смысл этой давней истории был в том, что за какое-то время до краха совка пошел процесс агонии, выразившийся и в этом случае. Строить или достраивать что-то уже стало ни к чему и начался выпил уже всего, что выпиливалось.

При этом, возникали различные «техногенные катастрофы», которые заметали следы и скрывали масштабы «тяги». Хотя, тогда трудно было понять, кто может спросить за разворованное, а потому – проходили и указанные выше варианты.

Но вернемся к пожарам в РФ. Если их количество будет расти и дальше, то можно предположить, что начинается процесс заметания следов того, что разворовано.

В отличие от совка, разворованное в РФ – вывезено на Запад, а там могут это посчитать преступными деньгами и конфисковать. Поэтому проще уничтожать подобные объекты, чтобы наверняка установить масштаб хищений было невозможно.

При этом, просматривается некая жесткая психологическая схема, которая будет служить некой дымовой завесой этому системному мероприятию. Согласимся, после заживо сгоревших нескольких сотен людей в Кемерово, просто сгоревший завод в Питере, где люди не пострадали – не вызовет общественного интереса. Публике скажут, что жертв удалось избежать, и она будет счастлива.

Причем, если допустить подобную версию, то следствие никогда не выдаст версию поджога, а если и выдаст, то виновным окажется ИГИЛ или кто-то наподобие ИГИЛА.

То есть, следствие никогда не найдет бригаду, заметающую следы. Примерно это же произошло с бесланской трагедией.

Внутреннее российское следствие свалило всю вину на боевиков, а ЕСПЧ назвал тех, кто начал бойню, и этими инициаторами оказались армейские спецназовцы РФ, но кому это интересно? Никто даже пальцем не шевельнул, чтобы вытащить за уши убийц.

То же самое и с их Норд Остом. Никто и ничего не найдет. А ведь каждая из тех трагических и кровавых акций закончилась в пользу Путина.

Мало того, любой другой исход был бы катастрофой для его репутации. Но вся эта череда ЧП уж очень смахивает на начало совковой агонии.

В общем, россиянам надо готовить лопаты, тесто для блинов и прочие нужные вещи. Бездна уже начала смотреть на них.


anti-colorados

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив